DON-TR - рекламный блок

Кар Вая, Содерберга и Антониони собрали под крышей «Буревестника»

1 Августа 2005, 09:30
Когда продюсеры пригласили китайца, американца и итальянца в один проект, они наверняка рассчитывали, что каждый из них представит свой национальный взгляд на эрос, а вместе получится космополитизм. Однако Вонг Кар Вай, Стивен Содерберг и Микельанджело Антониони разыгрывают заданную тему в «Буревестнике» на свои лады. Эрос Eros 2004 г. Режиссеры: Вонг Кар Вай, Стивен Содерберг, Микельанджело Антониони. В ролях: Гон Ли, Чанг Шен, Роберт Дауни-мл., Кристофер Бухольц, Режина Немни, Луиза Раньери. Драма, 104 мин. «Буревестник», до 10.08 Призванный отразить три разных взгляда (восточный, европейский и американский) на секс, альманах «Эрос» вместо этого демонстрирует, что этим взглядам не место друг с другом. Человека, который решил объединить Кар Вая, Содерберга и Антониони под одной крышей, подвел человеческий фактор: призванные режиссеры уже давно избавились от социогеографических инстинктов и являются представителями не национального кинематографа, а себя самих. Особенно отчетливо это заметно в новелле Вонга Кар Вая («Рука»), который ничего специального для проекта не стал придумывать, сняв 40 минут того, чего от него и следовало ожидать. Куртизанка госпожа Хуа случайно обращает внимание на застенчивого портного и делает ему рукой так приятно, что он уже больше ни о чем не может думать. Со временем слава и красота госпожи меркнут, но портной так размечтался, что продолжает приходить к ней и бесплатно шьет платья. В сорока минутах уложилось краткое содержание творческого вектора Кар Вая, который он прокладывал в течение двадцати лет до этого. Длинные коридоры, шелковые платья с высокими воротниками, удушливые ночи и проливные дожди. Камера Кристофера Дойла, который, находясь в добровольном рабстве у китайца,  внимательно наблюдает за дымом от сигарет и складками на платье. Заядлый фетишист, Кар Вай использует самую прозрачную метафору: женская рука, которая удерживает мужчину за больное место, сохраняя при этом дистанцию. Просчитанное совершенство эпизода, его относительная целомудренность и густая грусть, переходящая к финалу в безысходную тоску, должным образом воздействуют на эмоциональные рецепторы. Но для Кар Вая это не более чем безделица, которую он выполняет технично и талантливо, но бездушно. Если начать знакомство с ним с этого эпизода, представление о его творчестве будет таким же, какое получает школьник, прочитав вместо Лермонтова и Достоевского «100 произведений русской классики в кратком изложении». Очень честно поступил Стивен Содерберг, сняв психоаналитический скетч не об эросе, но о природе эротизма. На прием к психоаналитику приходит измотанный изобретением рекламной кампании для будильника и синей девушкой из сна герой Роберта Дауни. С трудом уложив его на кушетку, аналитик вполуха выслушивает его жалобы, пытаясь наладить коммуникации с кем-то в окне напротив. Содерберга  следовало бы давно побить камнями за невнятный «Трафик», ушлую «Эрин Брокович» и совсем уж непростительный «Солярис». Однако за его «Эквилибриум» наказание можно уменьшить впятеро. Он сразу понял, что в этом трио ему достанется амплуа наиболее легкомысленного и молодого, и снял именно такой эпизод – легкий и простой. Даже диву даешься, откуда в амбициозном американце столько иронии, и, что более существенно, самоиронии. Особенно благодарен ему должен быть Роберт Дауни, которому досталась, возможно, самая забавная роль в его карьере. Самый сдержанный зрительский отзыв об эпизоде Антониони звучит так: «Я бы хотел сказать, что его фильм плохой, но «плохой» – слишком хорошее слово для этого фильма». Он начинается ссорой насточертевших друг другу мужа с женой. Устав перебрасываться высокопарными обвинениями, они расходятся, причем жена идет ухаживать за лошадьми, а муж – к незнакомке в средневековую башню. Переспав с нею, он уезжает в Париж, а жена и незнакомка танцуют голыми на пустом пляже. Наблюдать за этим так же неловко, как навещать бабушку в старческом маразме. Она вроде бы живет в памяти как исключительно приятный человек, даривший радости, но в настоящее время не в своем уме и может внезапно снять с себя все вещи.  Сказать, что почти девяностолетний Антониони впал в маразм, было бы некорректным. Можно только позавидовать живости, с которой он рассматривает женские тела. Жаль только, что никто не рассказывает этому большому, но действительно старому человеку, что этим же самым и в той же манере уже давно занимается Тинто Брасс. Людмила Шаповалова
Спасибо!
Ростов примет окружной этап Всероссийского хорового фестиваля
11 Сентября 2017, 14:30
Ростов примет окружной этап Всероссийского хорового фестиваля
За победу поборются 12 лучших хоров юга России. ...
Художница из Крыма песком нарисовала историю Ростова
11 Сентября 2017, 14:30
Художница из Крыма песком нарисовала историю Ростова
Историю Ростова воссоздали на песке. Такой подарок на День города сделала крымская художница Ксения ...
В Новочеркасске открыли памятник пейзажисту Логину Фрикке
11 Сентября 2017, 14:30
В Новочеркасске открыли памятник пейзажисту Логину Фрикке
Памятник родоначальнику донского пейзажа Логину Фрикке открыли в Новочеркасске. ...
 К юбилею области новые выставки представили в Новочеркасском музее казачества и в Шолохов-Центре
11 Сентября 2017, 14:30
К юбилею области новые выставки представили в Новочеркасском музее казачества и в Шолохов-Центре
В Новочеркасском музее истории донского казачества открылась выставка российских и зарубежных медалей, а в Шолохов-Центре выставка «Четыре жизни А.П. ...
Как менялся Ростов: в донской столице проходит фотовыставка, посвященная подготовке города к ЧМ-2018
11 Сентября 2017, 14:30
Как менялся Ростов: в донской столице проходит фотовыставка, посвященная подготовке города к ЧМ-2018
На выставке можно увидеть глазами фотографа Дениса Демкова, как менялся Ростов последние три года. ...
"Яндекс. Навигатор" заговорил голосом Басты
11 Сентября 2017, 14:30
"Яндекс. Навигатор" заговорил голосом Басты
Это подарок музыканта к 286-летию ...